Студент-медик со сформированными толерантными установками и стратегиями деятельности 4 глава





В перечне основных качеств психологически зрелого человека, предложенных Г. Оллпортом (1937), мы также находим прямое упоминание толерантности. Наряду с такими качествами как функциональная автономия и осознанность мотивов поведения, широкие границы Я, стремление к достижению лично значимых и реалистичных целей, способность к самопознанию и цельная жизненная философия, мы


встречаем – терпимость к различиям в ценностях, установках, общность со всеми людьми; положительный образ себя, терпимость к фрустрациям и своим недостаткам, выражение своего мнения и чувств, считаясь с другими людьми. Если рассматривать еще один вид толерантности – толерантность к неопределенности – мы также можем найти определенную взаимосвязь толерантной к неопределенности личности и самоактуализирующейся личности. По мнению А.Г. Асмолова (2002, с. 312), «в любом социально-историческом образе жизни существует зона неопределенности, в которой проявляются индивидуальные качества личности при встрече с непредвиденными ситуациями». Иными словами, непредвиденные ситуации могут служить определенным катализатором, актуализирующим проявление индивидуальности человека. Именно благодаря таким ситуациям мы узнаем о наличии у нас определенных свойств или качеств, ранее не наблюдаемых и не проявляемых в поведении. Как же с такими непредвиденными ситуациями соотносится толерантность к неопределенности? С развитием общества «зона неопределенности» расширяется, требуя от человека большей самостоятельности и ответственности при принятии решений. Попадая в ситуацию неопределенности человек, зачастую теряет способность здраво мыслить, рассуждать, делать объективные выводы и заключения. Это приводит к снижению его трудоспособности, а также эффективности взаимодействия с другими людьми. Если человек интолерантен к неопределенности, то он склонен воспринимать необычные сложные ситуации скорее как угрожающие, чем дающие новые возможности. Недостаток информации или ее двусмысленность создают такому человеку дискомфорт. Интолерантные к неопределенности люди лучше чувствуют себя в привычной, знакомой обстановке и предпочитают четкие формулировки, ясные цели и простые задачи. В то же время, человек, толерантный к неопределенности, может чувствовать себя относительно комфортно даже в ситуации высокой энтропии. Он способен продуктивно действовать в незнакомой обстановке и при недостатке информации часто берет на себя ответственность, способен принимать решения без долгих сомнений и боязни неудачи. В непривычной ситуации он видит возможность развития и проявления своих способностей и навыков, раскрытия своего потенциала. А следовательно, толерантность к неопределенности способствует личностному росту и развитию человека. Основываясь на метаисследовании проблемы толерантности к неопределенности А.И. Гусева (2007, с. 75-80), мы можем выделить следующие хараектеристики толерантной к неопределенности личности: поиск ситуации неопределенности; сувство комфорта в момент пребывания в ситуации неопределенности; восприятия неопределенных ситуаций как желаемых; способность размышлять над проблемой, даже если не известны все факты и возможные последствия принятого решения; способность принимать конфликт и напряжение, которые возникают в ситуации двойственности; способность противостоять несвязанности и противоречивости информации; способность принимать неизвестное; способность выдерживать напряжение кризисных, проблемных ситуаций; восприятие новых, незнакомых, рискованных ситуаций как стимулирующих; готовность приспособиться к очевидно неоднозначной ситуации или идее. Как мы видим, данные характеристики во многом перекликаются с вышеописанными характеристиками стремящейся к самоактуализации личности. Таким образом, проведенный мини анализ, позволяет утверждать, что нравственная толерантность, основанная на полном осознании и принятии человеком себя, реальности и другого человека, а также толерантность к неопределенности, как установка на адекватное восприятие и использование для собственного роста и развития непредвиденных ситуаций, являются значимыми свойствами личности, активно стремящейся к самоактуализации. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ КСЕНОФОБИИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕСатиева Ш.С., Искакова Д.Ж., Казахстан, г. Семей Ксенофобия — это «страх или ненависть к незнакомцам, или иностранцам, или к тому, что странно или чуждо». Литературное значение слова предполагает, что ксенофобы — это люди, которые не любят всех чужестранцев, их «инаковость». Эти определения показывают, что главным объектом ксенофобии всегда были незнакомцы или чужестранцы (xenos — посторонние, иностранцы). В современном обществе ксенофобия распространяется на очень широкий круг объектов, в соответствии с которыми выделяют следующие ее виды: расовые и этнические фобии (этнофобии), определяющие предубеждение и дискриминацию по отношению к лицам другой расы или этнической группы (например, белый и черный расизм, антисемитизм, синофобия — фобия по отношению к китайцам, и др.); религиозные фобии, определяющие страх и предубеждение по отношению к приверженцам различных религиозных ориентаций (например, исламофобия, фобии по отношению к представителям различных религиозных культов); фобии по отношению к группам, отличающимся по социальным, культурным, материальным и физическим признакам.

В последнюю группу входит широкий круг социальных фобий, многие из которых давно находятся в сфере внимания ученых и поэтому получили специальные и уже хорошо известные названия. Это, например, мигрантофобия — предубеждение и дискриминация против беженцев, вынужденных переселенцев, лиц, ищущих убежище; гандикапизм — фобия и предубеждение против индивидов с физическими ограничениями (физические недостатки, увечья и др.); эйджизм — предубеждения и


дискриминация, вызванные возрастом человека; сексизм — предубежденность и дискриминация на основе половой принадлежности и многие другие. Особенно число таких предубеждений расширяется в кризисных социальных ситуациях, когда ксенофобия приобретает массовый характер. Стремление человечества разделять мир на «своих» и «чужих» неистребимо. Такая особенность человека может быть использована в разных целях, в том числе и в таких, которые эквивалентны территории, власти, капиталу и материальным ценностям. Как правило, эти цели остаются за кадром. А вот поводы, которые изобретаются для их реализации и даются на откуп массовому сознанию, часто не отличаются особой аргументированностью. Ряд этологов, таких как Дольник В.Р., указывали на биологическую детерминированность ксенофобии человека. У животных существует явление этологической изоляции – агрессии и неприязни, проявляемой ими по отношению к близким видам и подвидам. Биологическая целесообразность такого поведения – запрет на образование смешанных пар. По мнению В.Р. Дольника, ксенофобия является сбоем генетического механизма, что объясняет ее иррациональность и неподверженность рациональным доводам. Само ошибочное функционирование генетической программы также может быть генетически детерминировано. Другим, более серьезным фактором, рождающим ксенофобию, является боязнь за целостность жизненного уклада. Жизненный уклад – важнейшее понятие, которое не рассматривается в современной политике. Привычка жить определенным образом является залогом стабильности: одно поколение сменяет другое, перенимая формы жизни – личной, семейной, общественной. Эти формы одни и те же, и поэтому общество защищено от потрясений. Эти формы вырабатываются десятилетиями и столетиями. В работах разных авторов ксенофобия рассматривается в связи с такими явлениями, как интолерантность, предубеждение, враждебность. Причины ее возникновения изучаются в рамках различных подходов, описывающих факторы и динамику формирования этого феномена. Следуя теории социальной идентичности и концепции развития ксенофобических установок Г. У. Солдатовой, можно заключить, что предпосылки к возникновению ксенофобических установок зарождаются в достаточно раннем возрасте. Однако наиболее отчетливо они начинают проявляться у подростков. Формирование самосознания и самостоятельных взглядов, мировоззрения в подростковом и юношеском возрасте служат основой для структурирования и закрепления социальных установок, в том числе ксенофобических, в ценностно-смысловой сфере молодого человека. Ксенофобические установки у подростков уже были предметом ряда исследований. Однако такие тенденции мало изучены у отдельных категорий подростков. В частности, мало исследованы гендерные особенности этих установок, не проводилось специального изучения особенностей ксенофобии у подростков с девиантным поведением. В то же время можно предположить, что в силу склонности к нарушению социальных норм такие подростки скорее могут реализовать ксенофобические установки в противоправных действиях. В ряде работ было установлено, что ксенофобические установки имеют непосредственное отношение к смысловой и морально-нравственной сфере личности, а также могут быть связаны с определенными индивидуально-психологическими особенностями, повышающими степень риска поведенческих проявлений ксенофобии. Работа с подростками, склонными к ксенофобии, должна быть направлена на развитие личностных структур, препятствующих проявлению враждебного и агрессивного поведения подростков. В первую очередь, это затрагивает развитие морально-нравственной сферы, а также формирование ценностных образований, способствующих развитию тех форм поведения, которые позволяют подростку эффективно справляться с различными жизненными ситуациями, регулировать собственную деятельность, повышать способность к саморефлексии. Литература:1. Андрей Сахаров. Мир, прогресс, права человека. Советский писатель. 1990 2. Все мы в той, или иной степени – ксенофобы. Газета «Моя Батьківщина. Моя Родина», 1.01.07 3. Homo sapiens гуманным не рождается. Брошюра изд. РИА «Днепр-VAL» 2005. 4. Популярная психология. Хрестоматия. Просвещение. Москва – 1990. 5. Психологическая наука и образование №2. Дозорцева Е.Г., Маланцева О.Д. «Психологические особенности подростков, склонных к ксенофобии» 2010. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬСемѐнова Е.М., Беларусь, г. Минск

В настоящее время феномен толерантности широко исследуется учеными, принадлежащими к самым разным отраслям науки. Этот термин появился и активно обсуждается одновременно в культурологии, социологии, политологии, экономике, психологии, истории, педагогике. Несмотря на частое использование рассматриваемого термина, единства в его понимании пока не наблюдается. Существует широкий диапазон расхождений во мнениях о том, что такое толерантность. Это обусловлено различными подходами при ее изучении и сложностью самого феномена. В зависимости от контекста изучения толерантность наполняется особым специфическим смыслом. Одни авторы пишут о толерантных отношениях и установках, другие – о толерантности как свойстве личности, третьи – о навыках толерантного поведения. Существуют подходы к толерантности как ценностной ориентации, форме социального взаимодействия, культуре ведения диалога,


профессионально значимом качестве личности специалистов, работающих с людьми – врачей, психологов, политиков, управленцев, педагогов. Многочисленные исследования в качестве сущностных признаков выделяют разные аспекты толерантности, связывая данное понятие с разнообразными факторами и детерминантами. Их тематика весьма разнообразна, однако большинство из них можно отнести к двум большим группам: с одной стороны – это теоретические разработки, с другой – прикладные. При этом среди «теоретических» преобладают философские, культурологические и социологические тексты достаточно высокого уровня абстрактности, а среди прикладных – разработки технологически-методического характера. При этом выпадает важное звено - психологическое содержание феномена толерантности, без понимания которого трудно ожидать создания адекватных и эффективных условий и способов его развития. Слово толерантность – иноязычное, не совсем привычное для российской действительности. Рассмотрим семантику данного слова в иностранных языках, используя словари иностранных слов и языков. Толерантность (tolerantia) в английских словарях понимается как веротерпимость, допущение религиозной свободы, tolerance – умение толерантно принять чужие (отличные от своих собственных) мнения, убеждения, традиции, характеры, проявлять терпимость (tolerance), терпеть, выносить (tolerate) [5]. Во французском языке под толерантностью (tolerance) понимают уважение свободы другого, его образа мыслей, поведения, политических и религиозных взглядов. В китайском языке быть толерантным – значит «позволять, допускать, проявлять великодушие в отношении других». В персидском языке толерантность – это «терпение, выносливость, готовность к примирению». В арабском – «прощение, снисхождение, мягкость, снисходительность, сострадание, благосклонность, терпение, расположенность к другим» [2]. Основная информация о толерантности, которую дают словари русского языка, заключается в том, что толерантность – это терпимость и снисходительность, допущение по отношению к чему-либо чужому, а объектом терпимости выступают «чужое мнение, верование, поведение» [6]. В русском языке существуют два слова со сходным значением – толерантность и терпимость. Как показал анализ словарных трактовок, понятия «толерантность» и «терпимость» связаны друг с другом и сосуществуют, но стопроцентными эквивалентами их назвать нельзя. Понятие «терпимость» чаще всего связывают с адаптационными процессами организма. В данном случае ценностное значение терпимости определяется реакцией организма на окружающую среду. Эта реакция выражается в повышении чувствительности самого организма, его клеток и тканей к воздействию какого-либо вещества и способствует сохранению гомеостаза (относительно динамическое постоянство состава и свойств внутренней среды и устойчивость основных физиологических функций организма) [8]. Следовательно, терпимость способствует гомеостатическому уравновешиванию взаимоотношения индивида и его окружения. Терпимость связывают с процессами адаптации не только в области биологии, но и в социальной области. Это наглядно демонстрирует определение толерантности в психологических словарях: «Толерантность – отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию. Внешнее проявление в выдержке, самообладании, способности длительно выносить неблагоприятные воздействия без снижения адаптационных возможностей» [7]. К.А. Абульханова-Славская, рассматривая исторические и современные особенности российского менталитета, отмечает, что именно христианское принятие страдания – терпение, является ключевым для характера русского народа. Однако терпимость, связанная с принятием страдания, наполняет это понятие содержанием, далеким от толерантности. Толерантность, в отличие от терпимости, выражает активную, деятельную, а не страдательную позицию человека по отношению к другому человеку [1]. Итак, понятие толерантности гораздо шире терпимости, поскольку предусматривает рациональную сторону отношения к действительности. В значении слова «толерантность» актуализирован психологический аспект, способный относиться к числу высоких душевных качеств человека (великодушие, добро, сердечность, чуткость, отзывчивость). Толерантность – это осознанная позиция, форма цивилизованного восприятия действительности, цивилизованного отношения ко всему «иному», «чужому», к инакомыслию [4]. Толерантность предполагает терпимость ко всем идеям и убеждениям людей, хотя вовсе не предполагает, что человек разделяет эти мнения и убеждения. Значит, толерантность не совпадает по своей сути с терпимостью. В то же время именно терпимость является основным идентификатором толерантности в русском языке. В психологической литературе понятие толерантности связывается с понятием «адаптации», социально-психологический смысл, которого состоит в его понимании как приспособления личности к новым группам. Успешность адаптации определяется сформированной установкой на толерантность (А.Г. Асмолов, И.Б. Гришпун, А.А. Реан) Так, например, В «Большом психологическом словаре» толерантность определяется неоднозначно. Во-первых, подчеркивается ее социальный аспект: «установка либерального принятия моделей поведения, убеждения, ценностей другого» и, во-вторых, обращается внимание на ее биологическую сущность: «способность выносить стресс без серьезного вреда..» [3].


Следует сказать о том, что определения толерантности, представленные в психологической литературе, отличаются большим многообразием и трудносопоставимы. На психологическом уровне толерантность рассматривается как личностная ценность (А.Г. Асмолов), установка (В.А.Тишков, М.Уолцер, С.Л. Братченко), настроенность на диалог с другим (Р.Р. Валитова, В.А. Лекторский, Г.С. Кожухарь), способность слышать и уважать мнение других (Д. Бродский), характеристика поведения индивида (С.К. Бондырева), эмоциональное нереагирование на события, снижение сензитивности к объекту (Е.Ю. Клепцова), активное отношение (Е.Г. Виноградова), активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости (А.А. Погодина), адаптационная способность организма (А.П.Цуканова), психологическую устойчивость, систему позитивных установок и групповых ценностей устойчивость (Г.У.Солдатова, Л.А. Шайгерова, И.Б. Щебураков). Из многообразия проявлений толерантности мы видим, что как личностная характеристика толерантность формируется под влиянием множества факторов и переменных. Они определяют общую позитивную направленность личности, в основе которой лежит способность человека устанавливать позитивные отношения с другими людьми и миром в целом, а также формировать позитивный образ самого себя. В психологии личности толерантность рассматривается как интегральная характеристика индивида, определяющая его способность в проблемных и кризисных ситуациях активно взаимодействовать с внешней средой с целью восстановления своего нервно-психического состояния, успешной адаптации, недопущения конфронтации и развития позитивных взаимоотношений с собой и окружающим миром. Для лучшего понимания взаимосвязи между разными аспектами толерантности необходимы дальнейшие эмпирические исследования. Тем не менее, можно сделать вывод, что толерантность в разных формах ее проявления – необходимая основа эмоционально и нравственно зрелой личности. Несмотря на большой интерес к проблеме толерантности со стороны гуманитарных наук (философии, лингвистики, этнологии, педагогики, психологии) проблема толерантности представляется недостаточно разработанной. Проведенный анализ показывает неоднородность определений толерантности. Разнообразие исследовательских работ, раскрывающих явление толерантности, не позволяет получить системное представление о данном явлении. Остается неопределенность значения этого понятия, ощущается недостаточная исследованность психологического содержания толерантности, ее сущностных характеристик, которые внешне проявляются в общении и в деятельности. Литература:

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни: Монография. – М.: Мысль. – 1991. – 299 с.

2. Бетти Э. Риэрдон Толерантность – дорога к миру. – М.: Изд-во «Бонфи», 2001. – 304 с.

3. Большой психологический словарь / Под ред. Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко. – М.: Прайм-Еврознак, 2003. – 672 с.

4. Михайлова О.А. Толерантность и терпимость: взгляд лингвиста // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности. – Екатеринбург, 2003. – С. 99-111.

5. Мюллер В.К. Англо-русский словарь. – 24-е изд. – М.: Русский язык, 1995. – 2106 с.

6. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – 20-е изд. – М.: Русский язык, 1988. – 649 с..

7. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. испр. и доп. – М.: Политиздат, 1990. – 494 с.

8. Шеламова, Г.М. Педагогические условия формирования толерантности учащихся профессионального лицея: дис. … канд. пед. наук. – М., 2003. – 96 с.

 

ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ НА БАЗОВЫХ УРОВНЯХ ОНТОГЕНЕЗАСеребрякова Т.А., Россия, г. Нижний Новгород Еще в эпоху древних цивилизаций человек был признан существом общественным, активно «включенным» в различные сферы социального бытия и отношения, требующие от него соответствия целому ряду моральных, нравственных, этических нормативов, которые находят отражение в системе ценностных ориентаций и установок. Вместе с тем, в современном поликультурном, полиэтническом пространстве все чаще можно наблюдать негативное отношение к людям другой культуры, неприязнь, порой граничащую с нетерпимостью, к их образу жизни, верованиям, убеждениям, привычкам и пр. Произошедшие трансформации, в первую очередь, связаны с модификацией духовно-нравственных и этических норм и ценностей личности. Утраченными оказались духовные, нравственные, ценностные аспекты бытия человека, которые на протяжении не одного столетия обусловливали гармонизацию жизни и деятельности людей, всю систему взаимоотношений человека не только с окружающим объектным миром, но и, самое главное, – с миром людей. Не случайно одной из приоритетных задач модернизации современной системы образования выделяется задача воспитания общечеловеческих ценностей как важнейшего структурного компонента личности. И одной из таких личностных ценностей является толерантность.

Анализ исследований по проблеме толерантности свидетельствует о том, что она находит отражение в работах целого ряда представителей психолого-педагогического научного знания (исследования А.Г.Асмолова, A.A.Баранова, В.В.Бойко, Е.Г.Виноградовой, Л.И.Ермолаевой, Г.Ф.Зарембы, И.А.Зимней,


Е.Ю.Клепцовой, Н.Д.Левитова, Е.Г.Луковицкой, А.К.Марковой, Л.М.Митиной, Н.В.Мольденгауэра, А.О.Прохорова, Т.И.Рогинской и др.). Обобщенный подход к трактовке понятия «толерантность» свидетельствует о том, что под данным феноменом принято понимать уважение, принятие, понимание многообразия форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности, уважение не просто достоинств разных представителей человеческого рода, а самоценности каждой личности. Проявлять толерантность – это значит признавать то, что люди различаются по внешнему виду, положению, интересам, поведению и ценностям. Также следует отметить, что толерантность как личностное образование теснейшим образом связанно с гуманным началом в человеке, способностью проявлять эмпатию, сочувствие, сопереживание окружающим. Особое значение для проявления толерантного отношения, на наш взгляд, имеет открытость человека по отношению к тому, что его окружает. Обращаясь к проблеме толерантности, методологическими основами ее решения мы определяем классические положения отечественной психолого-педагогической науки о взаимосвязи разума и всех сторон духовной жизни человека, единстве эмоционального и рационального (работы Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, А.В.Петровского, С.Л.Рубинштейна). Толерантное поведение возможно только лишь в результате актуализации такого личностного ресурса, как ценностно-смысловые образования. Только в этом случае другой человек выступает как ценность. Не менее значимым, на наш взгляд, положением является вывод исследователей о том, что, как и многие другие личностные конструкты, толерантность – весьма сложное образование. Следовательно, и процесс развития толерантности как личностного образования, также очень сложен и длителен. Не случайно, по мнению С.Л.Рубинштейна [1], развитие толерантности, как проявления ценностного отношения человека к окружающей его действительности, должно осуществляться на всех этапах жизни индивида. При этом особое значение ученый уделяет воспитанию нравственности, духовности, этических проявлений у подрастающего поколения, когда только лишь начинает «складываться» духовный мир личности. Областью нашего исследования явилось изучение особенностей воспитания толерантности на базовых уровнях онтогенеза, а именно, - у детей дошкольного возраста. К данной возрастной категории мы обратились не случайно. Дошкольное детство – это период, когда человек делает первые шаги по достаточно сложной дороге постижения всех таинств окружающего мира. В этом возрасте в процессе общения с предметами, объектами, явлениями окружающей действительности у ребенка формируется не только система представлений о мире. Взаимодействуя с предметами, объектами окружающей действительности, он учится видеть прекрасное и безобразное, понимать и ценить добро и противостоять злу. Вместе с тем, возрастная специфика дошкольного возраста объективно обуславливает эмоциональную основу всех проявлений ребенка. Это возраст, когда эмоции «господствуют» над всеми сторонами жизни ребенка, управляют и регулируют многие его психические процессы и функции. Именно эмоции, эмоциональный интерес стимулирует ребенка к познанию мира, в котором он живет. Вместе с тем, накопление знаний, расширение личного поведенческого и оценочного опыта способствует становлению и упрочению, углублению нравственных представлений детей. Постепенно, по мере овладения этим опытом, формируются «понятийные правила поведения», которые, трансформируясь в один из важнейших регуляторов поведения, стимулируют проявление детьми таких качеств, как сострадание, сочувствие, сопереживание, ответственное, ценностное, толерантное отношение ко всему тому, что ребенка окружает и с кем он взаимодействует. Основываясь на возрастных особенностях детей дошкольного возраста, мы делаем вывод о том, что развитие у них толерантного отношения к окружающей действительности объективно связано с развитием их эмоциональной сферы. Исходя из этого, целью нашего исследования явилась разработка системного подхода к эмоционально-личностному развитию детей дошкольного возраста как основы становления у них толерантного отношения к миру. Проведенное нами диагностическое исследование уровня развития эмоциональной сферы детей дошкольного возраста (в экспериментальном исследовании принимали участие дети в возрасте от 3 до 7 лет) позволило выявить следующие проблемы:

у детей наблюдались сложности в адекватном понимании различных эмоциональных состояний (грусти, обиды, страха, стыда и пр.) и самостоятельном и точном их обозначении (особенно данные трудности типичны для детей младшего и среднего дошкольного возраста);

дети затрудняются в не вербальном проявлении эмоциональных состояний;

у детей среднего дошкольного возраста (4-5 лет) наблюдался недостаточный уровень развития способности устанавливать связь между эмоциональным состоянием человека и причиной, это состояние вызвавшей;

для детей старшего дошкольного возраста типичными явились затруднения в понимании последствий своих поступков и их влиянии на эмоциональное состояние окружающих людей (как взрослых, так и сверстников);

у детей старшего дошкольного возраста также фиксировалось недостаточное развитие способности применять по отношению к себе нравственные оценки своих поступков и поведенческих проявлений;


у значительного числа дошкольников всех возрастных категорий фиксировалось наличие агрессивных тенденций в поведении и повышенный уровень тревожности, а также низкая способность проявлять эмоциональную отзывчивость на эмоции окружающих взрослых и сверстников.

 

Итоги диагностического исследования позволили нам спроектировать систему психолого-педагогический работы, направленной на оптимизацию развития эмоционально-личностных характеристик детей дошкольного возраста. В основу проектирования данной системы работы нами была «положена» игровая деятельность детей как вид деятельности базовый, ведущий для ребенка-дошкольника. При этом мы учитывали специфику детей каждой возрастной категории, в частности, - особенности их игровой деятельности. Так, например, организуя игру с детьми младшего дошкольного возраста, мы делали акцент на то, что в этом возрасте происходит постепенный переход от сюжетно-отобразительной игры к игре сюжетно-ролевой, посредством которой дети не только усваивали назначение и свойства предметов; понимали логику простых жизненных ситуаций (кормим куклу обедом, купаем медвежонка, идем в гости и т.д.), но и учились выражать свои эмоции и чувства, «осваивали» умение понимать и принимать своих сверстников такими, какие они есть, сочувствовать и сопереживать им и т.д. Помогая детям организовать игровую деятельность, мы стремились к тому, чтобы обеспечить возможность каждому ребенку проявлять себя. Взаимодействуя как в малых подгруппах (по 2-3 человека), так и со всей группой, детям предоставлялась возможность быть и лидером, и ведомым, роли подбирались таким образом, чтобы каждый ребенок мог проявить себя с лучшей стороны. Игры «конструировались» таким образом, чтобы детям не было скучно, чтобы каждый чувствовал себя нужным, получали удовольствие от игры, ощущал свою значимость и принадлежность к группе, мог внести свой вклад в развитие событий и взаимодействие со сверстниками в рамках разыгрываемого сюжета. Особое значение для развития эмоционально-личностной сферы детей (в частности, стабилизации эмоций положительной модальности), на наш взгляд, имеют режиссерские и театрализованные игры, которые нами активно использовались в работе с детьми старшего дошкольного возраста. Проигрывая разнообразные сюжеты, дети чувствовали себя максимально раскованно, свободно, использовали для передачи своих эмоций и чувств интонацию, мимику, пантомимику, что, на наш взгляд, способствовало не просто усвоению, а присвоению каждым ребенком опыта эмоционально-положительного взаимодействия с окружающими, что в данном возрасте и является основой толерантности. Проведение повторного диагностического исследования, показало следующие результаты:





Читайте также:
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2018-01-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.024 с.